Древние славяне и алкоголь

Авторы: Василий Прытков, Ольга Степина

Древние славяне и алкоголь

Николо-Дворищенский собор (Новгород, 1113 г.)

На сегодняшний день есть несколько тем касательно материалов по русской и славянской истории, обсуждение которых зачастую спекулятивно. Многие исследования если и претендуют на научность, то уже заранее обусловлены неким предрассудком, предварительным мнением или теорией, которые еще до начала работы определяют если не вывод, то тональность исследования и помогают такому историку подвести факты под свои идеи.

Стоит ли говорить, сколь далек подобный подход от научной методологии, сама суть которого требует от исследователя строгой непредвзятости не только в оценках, суждениях и выводах, но и в самом взгляде на исследуемый материал. Наука, как капризная дама, ретируется при любой тенденциозности, оставляя исследователя наедине с его теориями.

Тема культуры алкоголя у древних славян — одна из таких сложных тем, и мы можем без труда встретить диаметрально противоположные мнения от «славяне — самые пьющие народы» до «славяне вели возвышенный образ жизни, думая лишь о высоком». Освободившись от необходимости увидеть славян в каком-то удобном для нас свете, мы сможем рассмотреть вопрос на основе имеющихся научных данных, то есть фактов в их натуральном виде.

 

Славяне

Древние славяне и алкоголь

Василий Татищев

Прежде всего, определимся с материалом для исследования, то есть тем, что можно отнести к славянской культуре и славянам. Этому вопросу посвящено множество трудов, и в международной историографии они начинаются еще с изысканий античных ученых мужей, а в российской — с трудов святых отцов.

Первый светский русский историк, придворный географ Петра I Василий Татищев (1686–1750) опирался в своем трактате «История Российская с самых древнейших времен» на сочинения Геродота, Страбона, Плиния Старшего, Клавдия Птолемея и прочих авторов, в чьей непредвзятости в вопросе этногенеза русского народа мы можем быть, пожалуй, уверены.

В их трудах, датированных разными периодами античности (начиная с V века до н. э.), разумеется, речь могла идти лишь об общности славянских народов, во время жизни Геродота Галикарнасского едва ли еще составлявших отдельную группу от ближайших родственников балтов (в лингвистике даже существует понятие балто-славянской языковой общности). Данная группа в трудах античных историков фигурирует под различными называниями — венеды, руссы, анты и пр.

В этих трудах упоминаются исторические предки славян — скифы, сарматы и одни из предшественников русского народа угро-финские племена (мурома, зыряне и пр.). На последних указывают не только сочинения Ломоносова, но и новейшие данные лабораторных исследований популяционной генетики — мы едва ли можем заподозрить в предвзятости Y-хромосомы ДНК, которые наследуются по мужской линии и позволяют получить объективную картину этногенеза. Но оставим раскрытие этой темы заинтересовавшимся читателям, нас же интересует то, что в значительной мере формировало отношение изучаемых нами групп к воде и алкоголю — а именно исторические и региональные особенности, определившие формирование славян и их разделение на группы и народы.

Современная наука определяет ойкумену славян районом Карпат. На страницах Code de Vino в материалах нашей исторической рубрики мы уже не раз отмечали, что происхождение первых в истории городов было связано с жизнью человека в горах — таковы данные археологии. Лингвистическая наука со своей стороны также отчасти подтверждает эти данные, привязывая происхождение языковых семей к крупным горам — алтайская языковая семья, уральская, кавказская и т. д. Крупные антропологи (Лундман, Бунак) также вносят свою лепту, используя в теориях происхождения рас термины, связанные с горами, — альпиниды и карпатиды — и относя к этим расовым подгруппам славян (в первую группу включают также кельтов).

Если вспомнить религиозные сказания о всемирном потопе, который, как и любое наводнение, вынуждает человека искать убежище на возвышенностях, то все эти научные изыскания покажутся многим читателям вполне понятными. Так или иначе, но Карпаты, по всей видимости, действительно были той зоной, откуда славяне начали свой путь в качестве этнической общности — в этом сходятся практически все исследователи.

Как вполне оформленная этноязыковая общность славяне, несомненно, уже существовали к концу античности и началу средневековья, будучи в постоянном контакте с Римской и Византийской империями (нанимаясь в легионы, совершая набеги и пр.),  внося заметный вклад в жизнь Европы и попутно знакомясь с достижениями виноделов и пивоваров того времени.

Населяемые славянскими племенами земли были огромны и достаточно однородны по этническому составу. Распад славян на отдельные народности был обусловлен особенностями бытовой среды, климата и пр. Это, а также вторжение аваров в VI веке на территорию современной Венгрии разделило славян на западных, восточных и южных. Славяне, проживавшие в северных областях, находились в контакте как с западными, так и восточными славянскими группами.

Западные славяне

Древние славяне и алкоголь

Иван Шишкин, «Дубровая роща»

Если восточнославянские народы в наши дни опережают своих западных соседей по общей численности населения, то западные «берут верх» разнообразием народностей и числом стран, существующих на их территории.

В раннем средневековье славяне и балты занимали большую часть Германии, оставив о себе память в топонимах и этнонимах. Например, пруссы — изначально балтийское племя, Лейпциг некогда назывался по-славянски Липск, Бранденбург — Бранибор, Ратцибург — Ратибор и т. д., интересующиеся продолжат этот список без труда.

Впрочем, неверно думать, что славянских народов в Германии в наши дни нет. Лужицкие сербы — коренные жители федеральной земли Саксония. Они сохраняют свой язык и культуру, а носителей лужицких языков насчитывается более 20 тысяч человек (они говорят на «горносербском» и «дольносербском», они же верхний и нижний лужицкие языки).

Древние славяне и алкоголь

Народный костюм лужичан

Разумеется, будучи коренным населением своей страны, лужичане не являются в Германии самой многочисленной народностью, что не добавляет им известности за рубежом. Однако такая ситуация характерна и для других западнославянских групп — кашубов в Польше, моравов в Чехии, русинов в Венгрии, Словакии, Румынии и Украине и т. д. Все они, наряду с «государствообразующими» народностями типа поляков и чехов, относятся к современным западнославянским народам.

В современной исторической науке принято считать, что западные славяне дольше сохраняли язычество, что объясняется историей Великого княжества Литовского, (90 % населения которого составляли славяне) и склонность его руководства к языческим культам.

Наиболее архаичные пласты славянского фольклора и обрядовой культуры, помимо рассказа о легендарных героях (Святогор, Микула Селянинович и т. д.), упоминания о которых дошли до нас в составе позднейших преданий, также содержат указание на особое почитание славянами воды и водных источников.

Как и многие древние славянские культы, в том или ином виде дошедшие до наших дней или существовавшие еще недавно, почитание воды имеет следы и в современной культуре. Многие без труда вспомнят часовни или просто христианские иконы, которые устанавливают рядом с источниками воды. Эта традиция действительно древняя: почитание славянами воды восходит к тем временам, когда наряду с водой почитался огонь и прочие стихии, а известных нам по летописным описаниям культов славянских божеств еще даже не существовало. Со временем любовь к воде, ее участие в популярном у славян солнечном культе (солнцеворот-купала и пр.) перешли в христианскую культуру, и многие традиции и принципы восприятия воды, в которых обнаруживаются архаичные черты, были описаны еще первым русским этнографом Максимовым, проводившим полевые исследования в XIX веке.

Древние славяне и алкоголь

Новгородские берестяные грамоты

Когда у славян уже оформились культы различных божеств, вода и ферментированные жидкости продолжали играть значительную роль уже в обрядовой практике. В северных и западных славянских княжествах — у поморов, руян, бодричей и пр. — строились капища с деревянными идолами, процветало жреческое сословие, использовавшее различные напитки в своей обрядовости. Поскольку основным строительным материалом было дерево, в связи с особенностями климата долго не сохраняющееся, современная наука практически лишена материала для исследования, а вместе с тем и серьезной научной основы.

Древние славяне и алкоголь

Глаголица

Куда больше в этом отношении повезло материальной культуре северных славян. Благодаря особенностям почвы, как бы консервирующей исторический слой, новгородским археологам в XX веке удалось получить уникальные материалы, так называемые берестяные грамоты, свидетельствующие о массовом распространении письменности среди славян уже в середине XI века, на секундочку — всего лишь спустя полвека после официальной даты крещения Древней Руси в Киеве (впрочем, все те же античные источники указывают на несколько дат крещения славян еще до князя Владимира).

Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что грамотность была именно массовой, переписка касалась самых разных сфер жизни, светского быта и повседневных дел, а писать умели даже маленькие дети. Долгое время в исторической науке было принято считать, что славяне тех лет были людьми едва ли не дикими; не самое быстрое распространение христианства затрудняло развитие грамотности, бывшей в те годы, казалось бы, привилегией монашества. Как мы видим, современная наука проясняет ситуацию в ином свете.

Древние славяне и алкоголь

Башчанская плита, IX в.

Еще одним подобным конфузом стало открытие, по всей видимости, старейшего славянского алфавита глаголицы — в настоящее время обнаружено множество книг и иных артефактов, связанных с ней. Что и говорить, на греческий алфавит глаголица не похожа совсем. Мы продолжим придерживаться строгих научных позиций и подчеркнем, что на настоящий момент нет однозначных доказательств старшинства глаголицы над кириллицей. Но твердым научным фактом является то, что самый старый из ныне известных славянских письменных источников («Башчанская плита», IX в.) составлен именно на глаголице. Древнейшая из рукописей («Киевский миссал», IX—X в.) также написана на глаголице.

Древние славяне и алкоголь

Киевский миссал, IX-X в.

Учитывая прочие данные, указывающие на старшинство глаголицы, резонно встал вопрос о роли в данной истории греческих монахов Кирилла и Мефодия, прежде представленных как создателей славянской письменности, если не культуры. Ответ был найден просто: та часть научного сообщества, которая заботится о сохранении некого статус-кво, выдвинула новую теорию, согласно которой Кирилл и Мефодий на самом деле создали… глаголицу. То есть в части научного сообщества утвердилось мнение, что кириллица не является изобретением Кирилла и Мефодия. При этом вопрос о происхождении глаголичного алфавита никак нельзя считать закрытым, это все еще предмет исследования.

При этом прямых письменных источников дохристианского культа славян нет. Доступны описания смеховой культуры, отдельные фрагменты обрядовой практики типа плача Ярославны (Слово о полку Игореве), а жреческая традиция была, по всей видимости, бесписьменной (новгородские берестяные грамоты описывают языческую практику кириллицей, но это кирилличная запись на древнем финно-угорском языке). Все альтернативные теории не проходят серьезной научной экспертизы.

Как бы то ни было, из существующих данных очевидно, что древнеславянские жрецы знали и понимали силу алкогольных напитков. По дошедшим до нас описаниям, на территории нынешнего немецкого острова Рюген (а по-славянски Руян), находилось святилище, посвященное одному из славянских божеств Святовиту. Культовый столб-идол с четырьмя лицами (широко распространенная форма идола в славянской культуре) держал в руке рог, который жрец наполнял некой ферментированной жидкостью. Обряд являлся частью гадательной практики и был связан с популярным у славян аграрным культом — жрецы в числе прочего предсказывали, каким будет урожай.

Древние славяне и алкоголь

Збручский идол (X в.)

После жатвы у западных славян также происходили торжества в честь Святовита, где воздержание на пиру считалось «нечестием». Обильными возлияниями сопровождались похороны воинов и князей. Пиры западных славян на территории современных германских земель вошли в немецкую историографию как самые неистовые буйные, когда участники пиров могли даже умереть с кубком в руках.

Помимо этого, военная и деловая активность северных и западных славян интенсивно обогащала культуру этих народов актуальными трендами современной им средиземноморской моды. Уже в VIII веке по знаменитому пути «из варяг в греки» на север потекли дорогие ткани, украшения, утварь, специи и, конечно же, вина.

Ситуация начинает меняться в X веке под давлением германской экспансии. Постепенно народы западных славян принимают христианство, а с ним и традиции римского мира. В это же время начинается и изготовление вина, о чем свидетельствует появление слов «vineal» и «vinitores» в чешских и польских грамотах.

Известно, что в Польше с X века отдельные княжеские и церковные вотчины уже имели свои виноградники, но производимое вино было даже по меркам того времени весьма невысокого качества и употреблялось преимущественно для церковных нужд.

Южные славяне

Южным славянам климат благоволил куда больше по части культивации виноградной лозы и куда меньше по части сохранения письменных источников. Однако и в этом отношении некоторая «консервация» все же произошла. Исторические особенности развития региона оказались таковы, что глаголица находилась в употреблении здесь особенно долго. Вышла из употребления древняя славянская азбука лишь в XVIII веке на территории Хорватии.

Отвечает Милош Воинович:
«Не заботься, царь, о бурке черной!
Красное вино ты пей, как прежде.
Будь лишь смелость у юнака в сердце!

Женитьба царя Степана

Славяне заняли Балканский полуостров еще в V веке, сразу попав в сферу влияния многовековой культуры Средиземноморья, поэтому южные славяне быстрее других переняли опыт бывалых в винном вопросе соседей-греков и фракийцев.

Начав на новых землях с привычного возделывания земли, со временем южные славяне перешли к новым формам труда — садоводству, выращиванию оливковых деревьев и, конечно же, виноградарству. Уже к IX веку они выращивали виноградники и хорошо владели искусством виноделия. Одним из примеров такой преемственности можно считать праздник день Трифона За­резана, отмечающийся в Болгарии 14 февраля и уходящий корнями в дохристианские времена. В этот день происходило подреза­ние виноградных лоз и поливание их вином «для доброго будущего урожая» — все тот же культ плодородия.

Был указ султана Сулеймана
В рамадан не бражничать народу,
Не носить зеленые кафтаны,
Не носить и кованые сабли,
Не кружиться с девушками в коло.
Марко водит с турчанками коло,
Марко носит кованую саблю,
Что ни день — в зеленом он кафтане,
В рамадан вино он наливает,
Да еще муллам велит и ходжам,
Чтоб и турки с Марко пировали.

Марко пьет в рамадан вино

Так что если говорить о традиции южных славян, то здесь было бы вполне обосновано говорить о сложившейся винной культуре. Работа с виноградом, виноделие, регулярное потребление вина — все это создавало глубокое понимание напитка и его силы. Регулярность его потребления, повседневность использования не создавала значительных социальных проблем. А в самом отношении к вину было немало от вегетативных культов древности — праздники, посвященные лозе, определенным периодам виноградарских работ и т. д.

Закончим раздел выдержками из ценных светских письменных источников южных славян — так называемых «Песен».

Восточные славяне

Древние славяне и алкогольВосточные славяне получили в свое распоряжение практически безграничные территории, что позволило им до середины IX века сохранять многие архаичные черты культуры: религиозные церемонии в рощах, характерные капища для идолов, старинные формы труда и т. д.

Контактов со средиземноморскими центрами у кривичей, вятичей, древлян и пр. было куда меньше, чем у западных славян. Зато происходила активная ассимиляция местного угро-финского населения (продолжающаяся и по сей день — так, к примеру, народность водь, коренные жители Ленинградской области, практически утратили свой язык и аутентичную культуру в течение XX века, растворившись, как и многие подобные племена, в составе общего русского этноса).

Что же пили восточные славяне? Надо сказать, что источников по этой теме хватает, и известные свидетельства позволяют получить вполне ясную картину различных аспектов алкогольной культуры восточных славян. При этом показательно, что в составе русских правд и прочих юридических документов той эпохи нельзя найти никаких ограничений потребления алкоголя и наказаний для пьяниц. Видимо, объемы выпиваемого и общая культура потребления не создавали общественно значимых проблем.

Квас, как хлеб, никогда не надоест.
Русский квас много народу спас.
И худой квас лучше хорошей воды.
Щи с мясом, а нет — так хлеб с квасом.
Кабы хлеб да квас, так и все у нас.

Пословицы восточных славян

Один высокопоставленный современный историк считает, что достаточным обоснованием для снятия с восточных славян всех возможных подозрений в обильности возлияния может служить то обстоятельство, что у восточных славян не было специального божества, связанного с алкоголем (наподобие Вакха, Бахуса или Диониса), а был лишь бог плодородия. Некоторые другие исследователи считают, что культ божества по имени Услада (или Ослада) можно соотнести с удовольствием и медопитием. Бог Перун также иногда изображался с рогом меда.

В любом случае, абсолютно точно известно, что благодаря злакам, которых было много в местной кухне, восточные славяне получали и алкогольные напитки — квас, брагу. Квас, «кислый напиток» по-древнерусски, часто упоминается в исторических документах в связи концом языческого периода: в конце X века в русских городах женщины варили напиток из овса и пшеницы, в XI веке в Киеве выпекали хлеб, замешанный на квасе, а в XII веке там же упоминается и ржаной квас.

Известно, что квас имел различные стадии ферментации, и крепкий, настоявшийся квас по спиртуозности решительно превосходил пиво.

Но основным напитком был все же сваренный на воде и перебродивший мед (медовина, медовуха). Средняя крепость такого алкогольного напитка не превышала 12 градусов.

Приведем цитаты из древних работ мусульманских авторов: «У славян мед употребляется вместо винограда, у них развито пчеловодство… Хмельной напиток славян делается на основе меда, у некоторых хранится до сотни сосудов медового вина».

Мед пили во время религиозных ритуалов, пили дружинники, возвращавшиеся с походов, пили на тризнах, после окончания сельскохозяйственных работ и по случаю любых других праздников.

Тягок труд, да сладок мед.
Пиво не диво, а мед хвала.
Мед стоянкою крепнет.
Пьет пиво да мед, ничто его неймет.
В осень любого гостя потчуют молоком, не любого — медом.

Пословицы восточных славян

Вначале мед просто оставляли бродить в кадке, добавляя в него ягоды и сок. Такой «ставленый» напиток мог «доходить» несколько лет. Затем, чтобы ускорить процесс, мед стали варить на воде и оставляли бродить примерно на 12—14 дней. Подобный напиток не мог долго храниться, поэтому чаще всего его пили сразу же после приготовления.

В соответствии с имеющимися данными, в языческие времена в некоторых областях проживания восточных славян поставки вина не поощрялись. Крепнущие связи с Византией в IX веке привели к принятию Киевской Русью православия, и вместе с этим появились традиции винопития и употребления вина в религиозной практике.

При этом, согласно летописным источникам, киевский князь Владимир по случаю знаменитого крещения Руси повелел раздать народу «пищу, мед и квас». С IX по XIV век виноградное вино стали все активнее завозить на Русь (в основном из южных стран). Это был редкий и достаточно дорогой товар, и пили его преимущественно в богатых домах, при боярских дворах, в домах церковных иерархов, купцов — там, где хозяева следили за модой и культурой западных и южных соседей.

Древние славяне и алкоголь

Константин Маковский, «Чарка меду»

В древних хозяйственных документах Руси не встречается никаких упоминаний о широком производстве спиртных напитков. Однако это вовсе не означает, что «широкой душе восточных славян» было неведомо веселье буйных пиров. Некоторые историки приписывают князю Владимиру авторство фразы «Руси есть веселие пити, не можем без этого быти».

Известно, что на киевских пирах кубок из рога быка передавался из рук в руки, пока еще находились руки, которые были способны его держать. Часто питие сопровождалось пением, танцами, речами и заклинаниями, обращением к божествам и духам.У крестьян пора расслабиться наступала после окончания сбора урожая. В празднике урожая в день осеннего равноденствия участвовало все население деревень. Праздновали с бражничанием, долгими посиделками, пением застольных песен. Другие значительные события также не обходились без застолья: свадьба, рождение ребенка, постройка избы и т. д.

С XI века в городах появляется и такое заведение, как корчма — общественное заведение, которое учреждалось городским вече, куда допускались и женщины, и мужчины. Корчмы были рассадником смеховой культуры, оплотом скоморохов и других фольклорных персонажей, близких к языческой традиции. В корчмах пели и танцевали, слушали музыку и рассказы путешественников и странников. Со временем такие заведения перешли под контроль князей и бояр.

Лишь к концу XIV века на Руси появился привозной этиловый спирт, который вначале использовался в основном для изготовления компрессов, а также травяных и лекарственных настоек. И в это же время благодаря развитию местного производства появляется ржаной алкогольный напиток, известный как хлебное вино или водка. И здесь уже начинается совсем другая история.